Женские имена собственные как средство создания образа женщины в прозе Л.Е. Улицкой « Сонечка » и « Медея и её дети »

الأسماء الصحيحة للمرأة كوسيلة لخلق صورة امرأة في نثر L.E. Ulitskaya « Sonechka » و « المدية وأطفالها »

Les noms propres des femmes comme moyen de créer l’image d’une femme dans la prose de L.E. Ulitskaya «  Sonechka  » et «  Médée et ses enfants  »

Women’s proper names as a means of creating the image of a woman in prose of L. E. Ulitskaya “Sonechka” and “Medea and Her Children”

Manel Berrefas

p. 153-165

Manel Berrefas, « Женские имена собственные как средство создания образа женщины в прозе Л.Е. Улицкой « Сонечка » и « Медея и её дети » », Aleph, Vol 11 (3-1) | 2024, 153-165.

Manel Berrefas, « Женские имена собственные как средство создания образа женщины в прозе Л.Е. Улицкой « Сонечка » и « Медея и её дети » », Aleph [], Vol 11 (3-1) | 2024, 10 April 2023, 18 June 2024. URL : https://aleph.edinum.org/9249

Предлагаемая статья посвящена анализу женских имён собственных в произведениях Л.Е. Улицкой. Исследователи обратили внимание на интертекстуальные тенденции, связавшие её прозы с традициями классического рассказа. Так, многие критики подчеркивали, что сознание героини повести Улицкой пронизано идеями многих и узнаваемых литературных произведений, образами классических типов и персонажей, В статье мы исследуем роль авторского присутствия в художественном тексте и способы формирования женских имён.

خصصنا هذا المقال لدراسة أسماء العلم الأنثاوية في إبداع أوليتسكايا. لقد أكد العديد من النقاد أن وعي بطلة رواية أوليتسكايا يتخللها أفكار عديد من الأعمال الأدبية المعروفة، وصور لشخصيات كلاسيكية، جادل الباحثون بأن رواية أوليتسكايا « شعب القيصر » تجذب القارئ إلى الإبداع المشترك، وإلى مقارنة العمل بالقصص السابقة، مما يساعد على تحديد نية المؤلفة بشكل صحيح.
نتناول في مقالنا حضور المؤلف في النص الأدبي، و طرق تكوين أسماء نسوية اعتمادا على الأسطورة والفهم الإيديولوجي والعاطفي الكلاسيكي لخصائص عمل أوليتسكايا.

Après la publication des premières œuvres de L.E. Ulitskaya, les chercheurs ont attiré l’attention sur les tendances intertextuelles qui reliaient sa prose aux traditions de l’histoire classique. Ainsi, de nombreux critiques ont souligné que la conscience de l’héroïne de l’histoire d’Ulitskaya est imprégnée des idées de nombreuses œuvres littéraires reconnaissables, d’images de types et de personnages classiques, en particulier de ses héroïnes préférées A.S. Pushkin, F.M. Dostoevsky et L. N. Tolstoy. L’analyse des romans “Sonechka” (1992) et “Medea and Her Children” (1993) présente un grand intérêt pour la recherche, tant pour les spécialistes de la littérature que pour les linguistes, et convainc que l’écrivain évoque délibérément dans la mémoire du lecteur une certaine gamme d’images classiques des œuvres des XIXe et XXe siècles, non seulement en plaçant leurs noms dans le titre, mais aussi en montrant l’intérêt direct de leurs personnages dans la littérature russe (et mondiale). Les chercheurs ont soutenu que le roman d’Ulitskaya “Le peuple de notre tsar” incite le lecteur à la co-création, à la comparaison de l’œuvre avec des histoires antérieures, ce qui aide à déterminer correctement l’intention de l’auteur, que l’auteur fait délibérément des références culturelles (par exemple) à l’œuvre de N. S. Leskov au tout début de l’œuvre. Les critiques ont noté que dans le roman Daniel Stein, la traductrice Ulitskaya utilise délibérément l’épigraphe de la religion pour “attirer” immédiatement le lecteur au centre des problèmes qui se sont avérés non résolus par la littérature précédente et qui fascinent l’auteur moderne.
Question - sur le rôle de la présence de l’auteur dans un texte littéraire, et sur les façons de former les noms féminins avec la recherche du mythe et la compréhension idéologique et poétique classique des spécificités de l’œuvre d’Ulitskaya ?

After the publication of the first works of L. E. Ulitskaya, researchers drew attention to the intertextual tendencies that connected her prose with the traditions of the classical story. So, many critics emphasized that the consciousness of the heroine of Ulitskaya’s story is permeated with the ideas of many and recognizable literary works, images of classical types and characters, especially her favorite heroines A.S. Pushkin, F.M. Dostoevsky and L.N. Tolstoy. The analysis of the novels ‘Sonechka’ (1992) and ‘Medea and Her Children’ (1993) is of great research interest both among literary scholars and linguists, and convinces that the writer deliberately evokes in the reader’s memory a certain range of classical images from works XIX and XX centuries, not only by placing their names in the title, but also showing the direct interest of their characters in Russian (and world) literature. researchers have argued that Ulitskaya’s novel ‘The People of Our Tsar’ attracts the reader to co-creation, to comparing the work with previous stories, which helps to correctly determine the author’s intention, that the author deliberately makes cultural references (for example) to the work of N. S. Leskov at the very beginning of the cycle. critics noted that in the novel Daniel Stein, Translator Ulitskaya deliberately uses the religion epigraph to immediately ‘lure’ the reader into the center of those problems that turned out to be unresolved by the previous literature and which fascinate the modern author.
Question - about the role of the author’s presence in a literary text?, and about the ways of forming female names with research of myth and classical ideological and poetic comprehension of the specifics of Ulitskaya’s work?

Введение

Проза Улицкой отличается разнообразными способами включения в текст голосов повествователя и персонажей, их сложным взаимодействием, что непосредственно отражает отношение автора к персонажам и окружающей действительности.

По верному мнению Ю.Н. Караулова, для новейшей русской прозы вообще в целом характерно такое соединение нескольких точек зрения на мир, но нередко именно интертекст помогает обнаружить истину авторского знания и восприятие изображаемого мира и персонажей.

В художественных текстах Улицкой наиболее полно проявляется авторское сознание, воссозданный ей образ мира, ценностные представления о действительности, воспроизведенные в доминантах мировидение автора, возникают как ключевые слова, специфичные для того или иного произведения, которые мы (вслед за русскими критиками) определим термином « слова-сигналы » или « слова-символы ». Эти концептуальные для мировидения автора отдельные слова или краткие выражения проявляются, прежде всего, в именах собственных, являющихся символическими знаками. Именно они позволяют яснее рассмотреть систему оценок автора и понять его аксиологическое (миро)видение.

« Знак-символ — знак, имеющий собственное содержание, и состоящий с объектом в ассоциативной связи, несущей концептуально нагруженную информацию. Знак-символ заменяет всегда нечто абстрактное и используется в аллегорическом смысле » (Борев, 2003 : 137).

Так, в романе « Сонечка » (1992) Улицкая, подобно классическим авторам, стремится использовать поэтику имени собственного, добавляя им дополнительные смыслы.

Героина Сонечки из романа Л.Улицкой — молодая женщина с простой красотой, живущая в мире книг

« Сонечкино чтение, ставшее легкой формой помешательства, не оставляло ее и во сне : свои сны она тоже как бы читала. Ей снились увлекательные исторические романы, и по характеру действия она угадывала шрифт книги, чувствовала странным образом абзацы и отточия. Это внутреннее смещение, связанное с ее болезненной страстью, во сне даже усугублялось, и она выступала там полноправной героиней или героем, существуя на тонкой грани между ощутимой авторской волей, заведомо ей известной, и своим собственным стремлением к движению, действию, поступку… мать её, до самой смерти носившая глупый паричок под чистой гороховой косынкой, тайно строчила на зингеровской машинке, обшивая соседок незамысловатой ситцевой одеждой, созвучной громкому и нищему времени, все страхи которого сводились для нее к грозному имени фининспектора » (Улицкая, 2018 : 7-8).

Сонечкa нашла убежище в книгах и проводит свою юность в тумане своего чтения. Она отрывает взгляд от своих книг в тот день, сталкивается с холодной реальностью, когда судьба сводит Роберта к его библиотекарю (из дома). Она принимает предложение о браке этого художника, который живет в низложении после долгого плена. Затем наступают годы семейного счастья, несмотря на лишения : София рожает Таню, жизнь становится более комфортной, и пара может поселиться в Москве. Роберт возвращается в авангард столицы, а София посвящает себя сохранению своего дома. Таня растет в этой богемной атмосфере, освобождает себя и рано просыпается к чувственности. Она привела четвертого человека в этой семье и в этом романе : Яся, сирота польского происхождения, которая будет поддерживать отношения с Робертом, который найдет в этой последней любви энергию, необходимую для переосмысления его художественного творчества.

Людмила Улицкая рассказывает нам историю простой и насыщенной жизни Сонечки, несмотря на войну, низвержение, нищету и изгнание. Сонечка оставляет воображение своего читательского мира, чтобы построить дом любви и счастья. Нежный темперамент героини контрастирует со всей трагедией ее времени. В основу сюжета романа Улицкой фактически положена изначальная семантика слова « Соня и книги и судьба », означающего мудрость и любовь к чтению и семье, замкнутый круг жизни Сонечки, смерти и бессмертия. книга — это символ источника знания.

Оксюморонно варьированная цитата из классических произведений и мифа характеризует в повести Улицкой, прежде всего, дочь Сонечки — Татьяна. Так, А. Кторова в своей работе подчеркивала, что определяющее значение в создании образов праведников играют житийные и библейские подтексты, которые неявно присутствуют в этом тексте Улицкой. Причем исследователь подчеркивает, что обычно Улицкая использует не определённое житие, а насыщает свой текст многими узнаваемыми деталями знаками, представляющими аллюзии и реминисценции из произведений мировой литературы. По мнению исследователя, образы праведников в прозе Улицкой являются собирательными : вводится только традиционная структура жанра, древнерусского жития или жития конкретных праведников, описанных А.С. Пушкиным, Н.С. Лесковым, Ф.М. Достоевским, И.С. Тургеневым, А.И. Солженицыным.

1. Анализ женских имён собственных в романe « Сонечка »

1.1. Имя « Соня »

I. « Соня, — коротко ответила она, все поглядывая, как он разворачивает сверток.
- Сонечка… Хорошо, — как бы согласился он » (Улицкая, 2018 : 07.)
II. « Толстая усатая старуха Софья Иосифовна живет в Лихоборах, в третьем этаже хрущевской пятиэтажки » (Там же. Стр : 126.)
III. « Сонечкино чтение, ставшее легкой формой помешательства, не оставляло ее и во сне : свои сны она тоже как бы читала. Ей снились увлекательные исторические романы, и по характеру действия она угадывала шрифт книги, чувствовала странным образом абзацы и отточия » (Там же : 07).
IV. « безмятежная душа Сонечки не узнавала своей великой минуты, и мысли ее были заняты только тем, не совершает ли она рискованного шага, отдавая на руки читателю книги, которые имеет право отпускать лишь в читальный зал… ». (Там же : 15).
V. « Желание принадлежало ему, женщина ему не принадлежала и, более того, занимая Сониными стараниями табуированное место рядом с дочерью, принадлежать не могла » (Там же : 92).

  1. Слово в данном тексте : Сонечкино — от греческого имени : Соня, София или Софья « англ. Sonya ; Sonia и Sonja) » (способ толкования — описательный). (Перемена, 2000 : 208-209).

  2. Слово многозначное. А. Данное значение — основное : Соня (имя существительное собственное). Б. Другие (производные) значения : « Сонечкино чтение » (отвечает на вопрос : чьё ?), « безмятежная душа Сонечки » (какая ?). Омонимия : Соня (личное имя), « Сонечкино чтение » (название). Сонечкa (название романa Л. Улицкой).

  3. Деривационные отношения — гнездовая деривация :

Л. Улицкая, как многие писатели, использует в своих романах разговорную речь, которая характеризуется эмоциональностью, образностью и наличием особых морфологических средств, как уменьшительно-ласкательных суффиксов. Например :

Image 10000201000002180000016A8881913FE71750AA.png

1.2. Имя « Таня »

I. « Таня, усевшись в позе лотоса, играла свою неверную музыку на флейте,... » (Улицкая, 2018 : 92).
II. « К тому же ей казалось, что Танечка попутно приобщается к большой культуре » (Там же : 92).
III. « Именно отсюда рождалось Танино чувство теснейшей с Ясей близости и смутной благодарности » (Там же : 105).
IV. « Сонечка штопала Танин чулок, натянув его на скользкий деревянный мухомор, и прислушивалась к разговору мужчин » (Там же : 54).

  1. Слово в данном тексте : Существует несколько вариантов перевода для имени Таня :

  • А. Очень популярная ласкательная форма имени Татьяна в значении — « папина ; героическая ».

  • Б. Иврит (еврейский язык) семантика — « удерживающая, не допускающая » (Кторова, 2007 :35).

  1. Слово многозначное. А. Данное значение — основное : Татьяна (имя существительное собственное). Б. Другие (производные) значения : « Таня » ; « Танечка » — ласкательная форма имени Татьяни « Танино чувство » (отвечает на вопрос : чьё ?), « Танин чулок » (чей ?).

  2. Деривационные отношения — гнездовая деривация :

Image 10000201000001F00000017AA0CD10A0873234EB.png

1.3. Имя « Яся »

I. « Яся попала в детский дом, проявила незаурядную привязчивость к жизни, выжив в условиях,.... » (Там же : 69).
II. « Кроме Ясиного чулана, было при школе еще одно жилое помещение, которое занимала преподавательница русского языка и литературы, военная вдова Таисия Сергеевна » (Там же : 73).
III. « Роберт Викторович от Ясиного присутствия изнемогал » (Там же : 92).
IV. « Он поставил подрамники и принял рулон из Ясиных рук. Тут он и вспомнил, когда это было » (Там же : 96).
V. « …по левую сияла Ясенька своей белизной и маленьким острым бриллиантом на пальце » (Там же : 113).

  1. Имя « Яся » в данном тексте : — Краткая форма имен ; Есения, Ярослава, Ясения, Яна или Ясмина / Жасмина. Семантическое значение « астрологический камень » или « цветок » (Bikbulatova, 1994 :07).

  2. Слово многозначное. А. Данное значение — основное : имя « Яся » Образовано от арабского Ясин — религиозное имя от названия тридцать шестой суры Корана Ясин. Женская форма мужского имени Ясон — « ионийка ». Славянское имя, означаемое — « ясная » (имя существительное собственное отвечать на вопрос : кто ?). Б. Другие (производные) значения : « Ясиных рук » (отвечает на вопрос : чьих ?), « Ясиного чулана » (чьего ?). Омонимия : Ясенька (личное имя) — ласкательная форма имени « Есения, Ярослава, Ясения, Яна или Ясмина ».

  3. Деривационные отношения — гнездовая деривация :

Image 10000201000001EA0000017ADBD72A72F204F95D.png

Применительно к повести « Медея и её дети » (1993 г.), написанной Улицкой Людмилой Евгеньевной, описывается жизнь и взаимоотношения нескольких поколений семьи на протяжении почти восьмидесяти лет, в этом произведении лучше говорить о героях праведниках. Герои Улицкой ― это греческая семья Синопли, и главная героиня этой истории — бездетная вдова Медея. Когда ей было шестнадцать лет, умерли ее родители. Девушке пришлось растить двенадцать сестер и братьев, жертвуя многим ради этого.

Братья и сестры Медеи выросли и разъехались по всему свету. Женщина осталась жить в Крыму в большом доме. Зимой — одна, а летом к ней приезжали по определенному графику многочисленные потомки родственников. По традиции каждый гость привозил дому подарок. За долгую жизнь Медея повидала революцию, войну, но всегда старалась держаться подальше от власти. Брата Медеи — Филиппа расстреляли Красные, брата Никифора повесили Белые.

Исследователи отмечали, что повтор ключевых концептов-сигналов « семья, мать и смерть » в речи не только повествователя, но и того персонажа, который реализует тактический замысел писателя, употребляется — именно в романе « Медея и ее дети » — с целью выявления национальной и авторской концептосфер.

Т.А. Новоселова справедливо отмечала в связи с этим, что пафос романа

« Медея и её дети » проявляется в цитировании классических тем, мотивов и образов, что главная героиня Медея двигается в духовном пространстве в вечность, становясь опорой для своих родных (Новоселова, 2012 : 8).

Важно отметить, что в начале романа

« Медея и ее дети » обозначен хронотоп, связь глубокой древности и современности и подчеркнуто то, что история жизни главной героини прошла в Крыму, на древних Таврических берегах, которые всегда были и остаются « пространством всемирной истории … Сама же Медея была достойной носительницей греческого языка, « полнозвучного языка », сохранившего первородную буквальность и первоначальный смысл всех слов (Улицкая, 2006 : 5-6).

В романе Улицкой происходит асимметричное варьирование известного мифологического древнегреческого сюжета имя

« Медея » по греческой легенде « Μήδεια » — « умница » от др. -греч. μήδομαι — « замышлять, обдумывать, размышлять ») Б. в древнегреческой мифологии (Мифы народов мира, 1991-92 : 130-131)

Колхидская царевна, волшебница и возлюбленная аргонавта мужа Ясона. Это страстная и ревнивая женщина, языческая колдунья, убившая своих детей ради отомщения за измену мужа. Медея из романа Улицкой — кроткая христианка, не имеющая кровных детей. Она смиряет себя, не обижается, не мстит, прощает измену мужу, растит и обхаживает несколько поколений детей родственников, любя их всем сердцем и невольно наблюдая, как они « бесятся » от любовных страстей. Медея Улицкой сочувствует и помогает всем вокруг, отдавая последнее.

Ключевым словом в судьбе Медеи Улицкой становится исконный смысл слова « кольцо » — синонима вечности и духовной связи, означающее начало и конец, замкнутый круг жизни, смерти и бессмертия, и это символ союза, мистического обручения (Холл, 1999 : 656). И Медея обручена не только с мужем, но и с морем, Таврической землей и с Богом, слово которого твердо сохраняется ею в сердце и исполняется в жизни. В романе кольцо — это, прежде всего, оберег главной героини, который ей подарили Крымское море и Таврический берег. Кольцо вросло в палец Медеи, оно стало символом ее верности Земле, морю, долгу, семье, мужу-изменнику и его детям, то есть своей судьбе — всему, что дано и установлено Господом, которого она благодарит за это каждый день.

2. Анализ женских имён собственных в романe « Медея и её дети »

2.1. Имя « Медея »

I. « Для местных жителей Медея Мендес давно уже была частью пейзажа » (Улицкая : 06).
II. « Автобусная дорога от Симферополя до Медеиного дома занимала около пяти часов » (Там же : 48).
III. « …написанных Еленой, и написано оно было тем же гимназическим почерком, так похожим на Медеин » (Там же : 39).

  1. Имя « Меде́я » в данном тексте : — Краткая форма имен ; Меди, Медя, Деечка, Медеюшка, Меденька. Семантическое значение до сих пор не установлено точно : согласно одной версии, оно означает « хитрая » или « хитрость ». Вторая трактовка звучит гораздо возвышеннее — « моя богиня ». [En ligne]

  2. Слово многозначное. А. Данное значение — основное : имя « Меде́я » Образовано от греческого Μήδεια — « умница » от др.-греч. μήδομαι — « замышлять, обдумывать, размышлять ») Б. в древнегреческой мифологии (Мифы народов мира. 1991-92 : 130-131), колхидская царевна, волшебница и возлюбленная аргонавта Ясона.

  3. Деривационные отношения — гнездовая деривация :

Image 10000201000001CC000001346C062B79EB608D05.png

2.2. Имя « Елёна »

I. « Обе девочки – и Медея, и Елена – окончили третий класс на круглые пятерки,... » (Там же : 30).
II. « Прошло уже несколько недель, Еленочка, как я не могу сесть за письмо, чтобы описать тебе одно необычайное мистическое происшествие… » (Там же : 34).
III. « ...Леночкиной маленькой кисти, испытала резкое чувство счастья » (Там же : 242).

IV. « ..., в которых Леночка упоминала о всех сколько-нибудь значительных событиях » (Там же : 246).

  1. Имя « Елена » в данном тексте : — от греч. слова : Helena. Краткая форма имен ; Лена, Леночка, Ленуся, Аленучка, Еленучка, Леля. Семантическое значение « светлая, сияющая ».

  2. Синонимы : Алёна, Олёна, Хелен, Эллен, Ление, Илейн, Илена, Илэна, Элен, Элена, Элина, Элин, Элиана, Эльяна, Элеонора, Гелена, Хелена, Айлин, Илона, Элона, Эллона. [En ligne].

  3. Деривационные отношения — гнездовая деривация :

Image 10000201000001F800000128331BAF2D87F4644D.png

2.3. Имя « Александра »

I. « – если не считать ее младшей сестры Александры, перебравшейся в Москву в конце двадцатых годов,… ». (Улицкая, 2018 : 05).
II. « Но Сандра с детства вела себя так, как хотела её левая нога,... » (Там же : 206).
III. « Сандрочке она не позвонила. Никогда. » ( Там же : 257).

  1. Имя « Александра » в данном тексте : — от греч. слова : Alexandra. От имени греческого происхождения Александр.
    Простая форма имен ; Лександра. Семантическое значение « светлая, сияющая. Имя Александра имеет греческие корни и обозначает « мужественная », « надежда ». [En ligne]

  2. В переводе с греческого имя означает « мужественная защитница », « покровительница » и является женским вариантом имени Александр. При этом мужчины Александры прославились именно как полководцы, воины и лидеры, например, Александр Македонский, Александр Невский и другие. Подобное значение и наличие мужского аналога указывают на то, что имя придает мужские черты характеру его обладательниц. По мнению психологов, при правильном воспитании гармоничное сочетание фемининных и маскулинных качеств делает Александр более гибкими, устойчивыми в сложных жизненных обстоятельствах. [En ligne].

  3. Деривационные отношения — гнездовая деривация :

Image 10000201000002440000011C757509FE0EF4B140.png

Заключение

Использование художественного приема « имя-символ » показывает, что проза Улицкой тяготеет к провокационной недосказанности, к такому построению произведений, где читатель становится равноправным участником творческого диалога и ему приходится дополнять и расшифровывать концептуальные смыслы, заложенные в художественном тексте, расшифровывать авторскую интенцию, что наблюдается во всем её творчестве. В то же время Л.Е. Улицкая показывает, что духовные смыслы женских имён знаков, являющихся прецедентными идеями, начиная с послереволюционных эпох не просто изменились, но достигли противоположного смысла и значения. Произошло отчуждение народа от традиционной христианской аксиологии, идеалы исказились до противоположных.

Феномен женских имён-знаков отражает, по Улицкой, не только мифологическое значение, но и деградацию социального института семьи и брака в целом отрицает наличие милосердной любви в постперестроечном российском пространстве и шире — в современном глобализированном мире. Слова-сигналы подчеркивают вписанность персонажей в историю и культуру страны, осознание их причастности к историческим процессам и их оценку событий через литературные параллели к текстам великих писателей.

Список использованной литературы

Борев, Ю.Б. 2003. Эстетика. Теория литературы : Энциклопедический словарь терминов / Ю.Б. Борев. – М. : Астрель, АСТ, 2003. С. 575.

Bikbulatova, I. Любви все возрасты : повести и рассказы. Заря-Тан, 1994. C 07.

Кторова А. Минувшее : Язык, слово, имя. Минувшее, 2007. С. 35.

Мифы народов мира. М., 1991-92. В 2 т. Т.2. С.130-131.

Новосёлова, Т.А. Концепция судьбы в романе Л.Е. Улицкой « Медея и ее дети » : автореф. дис. ... канд. филол. наук :10.01.01 / Новоселова Татьяна Александровна ДГУ. – Махачкала, 2012. C. 27.

Степанова, Н.И. 7000 заговоров сибирской целительницы. Самое полное собрание. Рипол Классик, 2017. С. 764.

Улицкая, Л.Е. Медеи и её дети. Изд. АСТ. Москва. 2018. С. 05.

Улицкая, Л.Е. Сонечка : Повести и рассказы / Л.Е. Улицкая. – М., 2006. C. 129.

Улицкая, Л.Е. 2018. Сонечкa. Изд. АСТ. Москва. 2018. С. 07.

Филологический поиск, 20000 Volumes 4 à 5. Волгоградский государственный педагогический университет. Перемена, 2000. С. 208-209.

Холл, Дж. 1999. Словарь сюжетов и символов в искусстве / Дж. Холл. Пер. с англ. А. Майкапара. – М. : Крон-Пресс, 1999. C. 656.

Ирина Удилова. Медея : значение прекрасного имени <https://www.grc-eka.ru/imya/medeya-znachenie.html>, consulté le 21/3/2020.

Происхождение, характеристика и значение имени Елена. 2014-2021 <https://my-calend.ru/names/elena> consulté le 25/3/2020

Что означает имя Александра, его происхождение и влияние на характер и судьбу. <https://list-kalendarya.ru/imya-aleksandra/> consulté le 12/4/2021.

Manel Berrefas

LADICIL - Université Mohammed ben Ahmed Oran 02

© Tous droits réservés à l'auteur de l'article